ЦБ будет тщательнее следить, кого кредитуют банки: нет ли среди заемщиков компаний, которые не ведут реальной деятельности, и объяснил, как их выявлять — вплоть до контроля за бизнес-процессом.

Рекомендации, как выявлять среди заемщиков банков компании, «не ведущие никакой реальной деятельности», содержатся в письме ЦБ его теруправлениям. Получение такого письма подтвердил сотрудник одного из управлений ЦБ.

Это одно из серии писем, подготовленных для «повышения качества дистанционного надзора», знают два банкира. Например, регулятор объяснял, как выявлять проблемные активы банков.

Для начала ЦБ рекомендует изучить внутренние документы своих подопечных, чтобы выяснить, прописан ли в них «минимальный перечень обстоятельств, которые свидетельствуют о возможном отсутствии у компании-заемщика реальной деятельности», предусмотренный его требованиями. Они, однако, не являются исчерпывающими, продолжает ЦБ и приводит дополнительные признаки, которые должны вызвать подозрения контролеров.

Это использование компанией неденежных форм расчетов, которые не соответствуют виду ее деятельности (вексель, бартер, зачет, уступка прав требований); систематическое исполнение обязательств по долгу и процентам за счет средств, поступивших по договору займа от третьих лиц; осуществление на постоянной основе операций лицами, не являющимися сотрудниками компании (например, сделки осуществляются по доверенности).

Особое внимание следует уделять компаниям, занимающимся торговлей и операциями с ценными бумагами, а также с низкой долей платежей в бюджет (выявляется при помощи автоматизированной системы «Анализ корреспондентских счетов кредитных организаций»), говорится в письме.

Если доля бюджетных платежей мала, а банк все-таки счел, что компания ведет реальную деятельность, ЦБ рекомендует обратить внимание, запротоколировано ли это решение и есть ли в нем объяснение, почему деятельность заемщика все-таки признана реальной.

Ограничиваться этим не надо, продолжает ЦБ, подсказывая теруправлениям, что они могут запросить документы по заемщикам — описание производственного процесса: как дается реклама, заключаются договоры закупки и поставки товаров, осуществляется транспортировка и прочее. Если документы вызовут сомнения, можно запросить «визуальную оценку бизнеса» — например, с выездом по адресам, где располагаются склады.

Если у компании, занимающейся оптово-розничной торговлей, нет складов, а в пояснениях представитель компании утверждает, что помещения не нужны из-за прямой поставки от поставщиков покупателям, регулятор советует рассматривать это как «обстоятельство, указывающее на нереальную деятельность». При торговле же ценными бумагами необходимо анализировать не только договоры, но и факты перехода права собственности.

«Эти рекомендации говорят об одном — об усилении надзора и более глубоком, детальном анализе банковских активов, фактически о ручном режиме надзора», — сказал банкир, ознакомившийся с письмом ЦБ. Например, банк по заемщику, ведущему нереальную деятельность, может формировать резерв в 21%, хотя необходимо 100%, говорит он.

ЦБ уже рассылал письма, посвященные формированию резервов по ссудам, компаниям с признаками нереальной деятельности. Каждое новое письмо уточняет признаки и обстоятельства, которые могут говорить об отсутствии нормальной экономической деятельности у заемщика, сказал банкир, ознакомившийся с письмом.

Для надзора это важный вопрос, продолжает собеседник: во многих рухнувших банках «были в большом количестве компании без реальной деятельности», многие из них были связаны с собственниками — «по сути, владельцы через пустые компании выводили средства». В одном из писем ЦБ указывал, что «проблемные активы следует относить к операциям, несущим риск на собственников банка», то есть фактически связывая проблемный актив банка с его владельцем.

Большинство крупных банков сами контролируют все факторы, которые могут свидетельствовать о признаках транзита или нереальности деятельности, в том числе путем выезда на места, анализа хозяйственной деятельности, выявления сомнительных операций, оценки качества налоговых платежей, выплаты заработной платы и прочее, перечисляет начальник департамента контроля рисков Локо-банка Елена Люшина, но банки часто сталкиваются со спецификой бизнеса клиента: «Под [перечисленные ЦБ] признаки могут попадать как нормальные крупные холдинговые компании, так и те, кто действительно не ведет деятельность». Она приводит в пример двойственность занимаемой должности, что характерно для холдинговых компаний, или же большие обороты и маленькие остатки по счетам, свойственные крупным оптовикам. Руководитель среднего банка рассказала, что недавно под подозрение ЦБ попали его клиенты — нефтяные трейдеры: «Они вели реальную деятельность, и ЦБ разъяснения банка учел».

Запрос в ЦБ остался без ответа.

Источник новости: www.vedomosti.ru
Изображение для публикации: www.simpledesktops.com