АСВ, начавшее первые банкротства частных пенсионных фондов, выявило удручающую картину: взять с банкротов почти нечего, у некоторых потеряно до 90% имущества.

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) сообщило первые результаты конкурсного управления в четырех мелких НПФ, лишенных лицензии еще в 2012-2013 годах и не вернувших средства пенсионных накоплений своих клиентов.

В этом году пенсионными банкротствами начало заниматься АСВ — в соответствии с законом, принятым в конце 2013 года в рамках создания системы гарантирования пенсионных накоплений граждан. АСВ как оператор системы гарантирования получило функции конкурсного управляющего при банкротстве НПФ (по аналогии с банкротствами банков — участников системы страхования вкладов).

Первые банкротные пенсионные клиенты АСВ — фонды, лишенные лицензии еще прежним регулятором, Федеральной службой по финансовым рынкам (ФСФР).

Это НПФ «Трансстрой» и НПФ «Профессиональный независимый» (ПНПФ), НПФ «Семейный», Генеральный пенсионный фонд. Решениями арбитражных судов в феврале 2014 года в этих фондах было введено конкурсное производство, функции конкурсного управляющего возложены на АСВ.

Совокупные обязательства фондов — более 0,7 млрд. руб. Из них у НПФ «Генеральный пенсионный фонд» — 91,8 млн. руб., у НПФ «Семейный» — 231,1 млн., у ПНПФ — 127,3 млн., у НПФ «Трансстрой» −272,3 млн.

В основном это долги как по пенсионным накоплениям россиян, так и по корпоративным пенсиям.

При отзыве лицензии НПФ обязан передать Пенсионному фонду России (ПФР) реестр клиентов по обязательному пенсионному страхованию и все имеющиеся на их счетах деньги.

Но в полном объеме накопления в ПФР передал только Генеральный пенсионный фонд. НПФ «Трансстрой» должен вернуть в ПФР почти 60 млн. руб. накоплений граждан, ПНПФ — 62,8 млн., НПФ «Семейный» — 3,5 млн., указывает АСВ. Представитель ПФР Марита Нагога подтвердила размер задолженности этих фондов.

Поскольку эти фонды обанкротились до запуска системы гарантирования накоплений, компенсировать потери их клиентам-застрахованным должен ПФР. Но есть проблема: НПФ «Семейный» не передал в ПФР реестр своих клиентов-застрахованных, что не позволяет ПФР установить, каким должен быть размер компенсации у каждого клиента этого фонда, отмечает Нагога. Для того чтобы определить порядок действий для ПФР в подобных случаях, необходимы изменения в закон, говорит Нагога.

С самих банкротов взять особо нечего, следует из данных АСВ. Промежуточные результаты инвентаризации их имущества показали «очень низкую ликвидность активов» и «огромную недостачу имущества»: например, в ПНПФ недостача составляет около 90% балансовой стоимости имущества.

У НПФ «Семейный» часть пенсионных резервов (средств корпоративных пенсий) была вложена в векселя — «со сроком погашения по предъявлении, но не ранее 1999, 2006, 2008 годах». «То есть практически все возможности по взысканию вексельной задолженности исчерпаны задолго до назначения АСВ конкурсным управляющим фондом», — признает представитель агентства.

Имущество и документация НПФ «Трансстрой» и ПНПФ бывшим руководством фондов не передавались. Эти фонды были связаны общим топ-менеджментом — Ириной Гориной и Анатолием Бергом. Агентство инициировало истребование документов у бывшего руководства фондов в судебном порядке, говорит представитель АСВ. Но, указывает он, «по информации правоохранительных органов, в отношении президента НПФ „Трансстрой“ Гориной И.И. и президента НПФ „ПНПФ“ Берга А. А. возбуждено уголовное дело по части 4 статьи 160 УК РФ (присвоение и растрата, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере)».

Такая потеря имущества стала возможна в том числе из-за ограниченных возможностей прежнего регулятора — ФСФР.

У ФСФР не было полномочий в отношении ликвидации и внешнего управления в НПФ — регулятор мог ввести временную администрацию в фонд, она проводила проверку, убеждалась, что фонд работает с нарушениями, активы в ненадлежащем состоянии, но реализовать активы и рассчитаться с клиентами регулятор не мог, рассказывают топ-менеджеры нескольких НПФ и бывший сотрудник ФСФР. Раньше банкротства НПФ осуществлялись в рамках общего гражданского права, говорит председатель совета НПФ «Европейский» Евгений Якушев. Но до банкротств дело доходило редко, «обычно после отзыва лицензии фонда его менеджмент и собственники распределяли оставшееся имущество и активы между кредиторами и ликвидировали фонд», добавляет он.

Источник новости: www.vedomosti.ru
Изображение для публикации: www.simpledesktops.com